Психологи как пациенты психиатрических больниц

Содержание

Какие есть права у пациентов при госпитализации в психиатрическую больницу?

Психологи как пациенты психиатрических больниц

Сообщество «Психоактивно» выпустило важнейшую памятку о правах пациентов психиатрических больниц — на главные вопросы ответила психиатр Мария Гантман. Публикуем с разрешения психоактивистов (и не забывайте подписываться на их группу в ).

Бывает так, что человек после разговора с психиатром бригады (а среди них встречаются очень интеллигентные, разумные люди) сам соглашается поехать в больницу, то есть госпитализируется добровольно.

О недобровольной госпитализации речь идет, если врач считает, что состояние пациента соответствует критериям из 29 статьи «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» и есть «непосредственная опасность для себя или окружающих; или беспомощность, то есть неспособность самостоятельно удовлетворять основные жизненные потребности; или существенный вред его (пациента) здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если лицо будет оставлено без психиатрической помощи». На практике такие решения принимают, если человек находится в остром психозе (бред, галлюцинации, агрессия) или с тяжелой деменцией (слабоумием).

2. Каково максимальное время, за которое пациента обязаны доставить в ПД?

Если мест нет, а госпитализация экстренная, получается, что могут возить, пока не найдут, куда госпитализировать. Нигде не прописано минимальное или максимальное время. Но ответственность за сохранность и благополучие пациента в этот момент возложена на бригаду.

3. Вопрос, связанный с реальными кейсами госпитализированных. В каких случаях на пациента можно надевать наручники?

В Законе информация о наручниках не фигурирует. Кроме того, примененные меры по удержанию больного, его иммобилизации должны быть отражены врачом в направлении на госпитализацию (характер, длительность применения). Цитата из Закона:

Для сопровождения возбужденного и агрессивного, оказывающего сопротивление пациента используют следующие приемы:

а) находясь сбоку от больного, каждый из работников бригады охватывает его корпус руками, удерживая запястья его рук;

б) подойдя сбоку или сзади, быстро и энергично берут его руки крест — накрест за спину (стоящий слева берет правую руку пациента, справа — левую). Препровождая пациента, идут сбоку от него, а не сзади (опасность удара ногой);

в) лежащего больного стараются повернуть на живот, фиксируя руки за спиной. Запрещается надавливание коленом на грудную клетку (опасность перелома ребер), хватание за горло или применение других грубых мер физического воздействия.

4. Что делать пациенту, если к нему применяется физическая сила? Есть ли организация, которая может помочь, направить юристов?

Я знаю только Общественную приемную НПА России, но мои пациенты туда не обращались. Положения о независимой врачебной экспертизе, которое упоминается в Основах охраны здоровья граждан, не существует в природе. Правозащитной службы, о которой упоминается в Законе о психиатрической помощи, тоже нет по факту.

5. Пациент прибывает в ПД. Его просят подписать бумаги на добровольную госпитализацию. Обязан ли принимающий психиатр словесно разъяснить пациенту, под чем именно пациент подписывается?

Обязан, потому что это информированное согласие. Более того, пациент может позже сказать, что «я был в очевидно измененном состоянии, я не понимал, что подписываю, и врач это видел, он же поставил диагноз «острый психоз». И будет прав.

Такую госпитализацию нужно оформлять как недобровольную, то есть в течение 3 дней должно быть судебное заключение о том, что она проведена правомерно. В интересах врача максимально подробно объяснить, что пациент подписывает, и убедиться, что он действительно не против.

Потому что если по карте видно, что пациент не очень понимал происходящее с ним, врача можно засудить.

6. Имеют ли право в ПБ изымать мобильный телефон и если да, то согласно какому закону?

Я не нашла такого закона. Изъятие мобильного телефона у всех, превентивно и принудительно, не выдерживает с правовой точки зрения никакой критики. Предположим, это распоряжение главного врача или заведующего отделением. Предположим, я пациент, и я считаю, что в моем случае это противоречит ст. 29 п.

4 Конституции: «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом». Мне отвечают что-то вроде: «Вы будете звонить куда попало ночью и мешать людям, вы же неадекватны». Ну так с чего вы решили, что я так буду делать? Я так не делаю, не делал и не собираюсь.

И невозможно доказать, что у меня есть такое намерение. «У вас его украдут и вы нас же обвините». Опять же не факт. Я буду его сторожить, а если украдут, обвинять вас не собираюсь. «Вы снимете на камеру однопалатников и это будет нарушением врачебной тайны. А мы должны ее охранять».

Хорошо, почему тогда нельзя телефон без камеры? А с камерой я могу отдать его старшей медсестре и разговаривать только при ней.

7. В отделениях ПД выдают по 3-5 сигарет в сутки. Если пациент хочет больше сигарет, медперсонал говорит ему, что пациент может мыть полы или разносить еду. Тогда сигарет будет выдаваться больше. Что не так в этой ситуации и как должно быть по закону?

Согласно закону ФЗ-15 (Антитабачный закон 2017 г), на территориях медицинских учреждений курение запрещено. По закону не должны давать ни одной сигареты.

Согласно исследованиям, состояние людей с психическими расстройствами после отказа от курения улучшается, эффективность препаратов повышается, а ожидаемая продолжительность жизни увеличивается. Но при этом должна быть качественная система помощи в отказе от курения во время госпитализации.

То есть проводить поддерживающую психотерапию, заместительную терапию никотином и поведенческими способами. Мы все знаем, как далеко это от реальности. В отделениях больниц стоит тяжелый дым, и вносят вклад в это и пациенты, и сотрудники.

Что касается принудительного труда, то согласно Конституции он запрещен. То есть вообще-то незаконно расплачиваться за труд психически больного зависимого от никотина человека сигаретами.

8. Пациент хочет узнать, какие препараты ему дают. Он спрашивает об этом медсестер. Они грубят или отмахиваются. Законно ли это?

Медсестры могут отмахиваться, а врач нет. Согласно Основам охраны здоровья граждан, человек имеет право на получение исчерпывающей информации о своем здоровье в доступной для него форме. И должен это рассказывать врач.

9. Пациент, подписавший добровольное соглашение на госпитализацию, недоволен условиями больницы и хочет написать отказ от госпитализации. Его врач говорит ему, что он может это сделать, но тогда ему придется собрать медкомиссию и рассмотреть вопрос о принудительной госпитализации, поэтому «лучше ему спокойно полечиться еще пару неделек». Что делать пациенту?

Возможный вариант развития событий такой: врач записывает в амбулаторной карте: «негативистичен, проявляет словесную агрессию, взбудоражен, обвиняет сотрудников в …» и т. п.

И потом придется в суде доказывать, что это не было признаком психоза и не несло никому опасности.

Поэтому пациенту, как бы это грустно ни звучало, наиболее эффективно быть безупречно вежливым и миролюбивым и попытаться спокойно выяснить у врача, что именно вызывает у него тревогу за безопасность.

10. Какие виды отделений существуют в ПБ и в какие отделения с какими состояниями отправляют людей?

Основные виды — санаторного типа (открытое) и «острое» (закрытое). Режим в открытом отделении более свободный (есть телевизоры, прогулки, больше посещений и т. п.). В закрытом люди с более тяжелыми расстройствами, к которым могут применяться меры стеснения, изоляции и т.п.

11. Что делать пациенту, если он хочет перевестись из острого отделения в санаторное?

Поскольку это решает завотделением при участии лечащего врача, то пациенту нужно своим поведением дать понять, что он спокоен, доброжелателен и готов к конструктивному диалогу, то есть его состояние уже не представляет опасности и не нуждается в круглосуточном пристальном наблюдении.

12. Что делать пациенту, если в ответ на его расспросы о том, сколько ему находиться в больнице, какие препараты ему дают и какой у него диагноз, медсестры угрожают вколоть ему сильнодействующие препараты? Самое распространенное – угрозы галоперидолом

Медсестра не имеет квалификации для назначения психотропных препаратов и не имеет права это делать. Это совершенно точно не входит в ее должностную инструкцию.

При этом в типовой должностной инструкции, конечно, есть пункт: «Палатная медицинская сестра имеет право в отсутствие врача оказывать экстренную доврачебную помощь больным отделения».

То есть в случае иска медсестра обязана будет доказать, что у нее не было доступа к врачу (что в больнице почти невозможно) и что без инъекции галоперидола пациент бы умер (что также сложно себе представить).

13. Имеет ли право медперсонал требовать пациента есть, вставать с кровати или выходить на улицу? Имеет ли право медперсонал «наказывать» пациента за несоблюдение этих требований?

Нет законных механизмов наказания пациентов от медперсонала. Это все могут быть настоятельные рекомендации и вежливые побуждения, но не больше.

14. Кто и на основании чего принимает решение, можно ли выписывать пациента?

При добровольной госпитализации пациент может написать заявление с отказом от медицинской помощи и в любой момент покинуть больницу. Если врач считает, что пациента опасно отпускать, он должен инициировать осмотр пациента врачебной комиссией.

Врач может принять такое решение единолично и отказать пациенту в выписке до проведения комиссии, но только если это пункт «а» из списка причин для недобровольной госпитализации — опасность для себя или окружающих.

Если будет вынесено заключение, что показано недобровольное лечение, то его могут удерживать 5 дней после направления заявление в суд до судебного решения, и тогда госпитализация становится недобровольной. Если просто говорят «мы вас не выпустим» и продолжают госпитализацию на прежних условиях — это незаконно.

Источник: https://zazeradio.com/medicine/kakie-prava-est-u-patsientov-pri-gospitalizatsii-v-psihiatricheskuyu-bolnitsu/

Пациенты психбольниц пишут техно, рисуют и берут интервью

Психологи как пациенты психиатрических больниц

У многих психиатрия ассоциируется с решетками на окнах, смирительными рубашками и галоперидолом. Отчасти так оно и есть. Хотя применяются и другие меры.

В психоневрологическом интернате под Петербургом пишут электронную музыку и выступают с ней на концертах и фестивалях. В Ульяновске пациент психбольницы рисует сам и учит других, а потом организует выставку.

В бывшей «Кащенко» вещает радио, ведущие и авторы которого – пациенты.

В психоневрологическом интернате делают техно, с которым выступают на концертах

Сотруднику благотворительной организации «Перспективы» Роману Можарову 25 лет. Три с половиной года он работает в психоневрологическом интернате №3 в Петергофе, где учит делать электронную музыку людей с психическими и ментальными особенностями.

Под его присмотром подопечные создали группу «Build Your House Underground», выпускают альбомы и выступают на концертах.Можаров отучился в колледже на технической специальности, отслужил в армии и искал работу по душе. Он попал в интернат по совету друга, который проходил там альтернативную службу.

Там Роман Можаров стал вести занятия, помогать людям с техникой, обучать компьютерной грамотности.– В интернате живут люди разного возраста с разными нарушениями. Среди них встречаются пациенты с сильной формой умственной отсталости, а есть те, кто может показаться совершенно здоровым.

Например, страдающие сильными эпилептическими припадками. У кого-то нарушения двигательного аппарата, – рассказывает Роман Можаров. – Через полгода, в январе 2016, возникла идея заниматься с ними музыкой.Это желание случайным не назовёшь.

Можаров уже несколько лет экспериментирует с электроникой, раньше работал ди-джеем. Он установил на компьютер несколько простых музыкальных редакторов, принёс пару дешёвых midi-контроллеров и дело пошло.

В этом проекте участвуют многие пациенты интерната. Процесс звукозаписи выглядит по-разному. Часто всё зависит от диагноза. Кто-то в состоянии делать целенаправленно и даже самостоятельно, а кто-то просто исследует звук, крутит ручки и нажимает кнопки.

Роман Можаров на занятиях по звукозаписи

– Ребята попробовали и им очень понравилось, – говорит Можаров. – Уже в процессе мы создали группу «Build Your House Underground». За полгода у меня скопилось порядочно материала, я послушал и решил, почему бы это не издать, это же очень классно. Это экспериментальная музыка, шумовая электроника, то, что мы называем жанром эмбиент.

Качество звука улучшалось, появилась новая техника. Он отправил несколько треков на разные музыкальные лейблы Германии и Нидерландов.

– Я знаю, что социальная сфера там развита гораздо лучше, чем в России. Я сам видел, был на стажировке в Германии. Музыкальные студии у них потрясающие, – объясняет Можаров. – Там публика более открытая к материалам такого рода. В немецкой звукозаписывающей компании «Spheredelic» мы получили очень хороший отклик, и наши материалы издали.

У одного из участников группы Константина Саламатина позже вышел сольный альбом «Solomon Keys» на немецком лейбле «Spheredelic».

Сольник даже удостоился похвалы популярного композитора и ди-джея Ричарда Дэвида Джеймса, больше известного, как Aphex Twin и был опубликован в его  плейлисте на с припиской: «Как же хорош».

– Это большой успех для Кости. Он дышит музыкой, для него это очень важно, – комментирует Роман Можаров.

Самое поразительное, что у 35-летнего Константина не двигаются руки и ноги, ему сложно говорить, а управляет компьютером он с помощью закреплённого на голове стилуса.

Группу стали приглашать на концерты. 5 августа этого года они выступали на Дворцовой площади. Альбомы получили множество положительных откликов от заграничных музыкантов и слушателей. Хотя есть и хейтеры, которые пишут: «Скорее бы ввели эвтаназию, зачем на мучения эти смотреть, музыку из них вытягивать».

Build Your House Undergroun на Дворцовой площади

Далеко не все участники проекта могут сами выступать на площадках. Иногда тому виной недоступная для инвалидов среда, а у кого-то диагноз, который не позволит и вовсе покинуть стены интерната. Но их композиции звучат в записи и опубликованы во Всемирной паутине.

Сам Можаров результатами своих подопечных доволен и считает, что состояние многих из них заметно улучшилось.– Я вижу серьёзный прогресс, я вижу, как они загораются, – комментирует Роман Можаров. – До своей работы в интернате мне было их очень жаль. Но жалость – это последнее, что они хотят.

А им только нужна помощь и понимание, что они не одни.

Пациент психбольницы организовал выставку картин

Некоторые психиатрические больницы активно применяют арт-терапию. Отвлекаясь от мрачных дум, больные переносят на бумагу и холст свои переживания. Иногда эти рисунки выходят за пределы «жёлтого» дома и демонстрируются публике.

Как правило, сотрудники клиники договариваются с галереями или размещают картины на своей площадке.Куда реже организацией необычных вернисажей занимаются сами пациенты. Так, в мае этого года в креативном пространстве «Квартал» в Ульяновске прошла выставка людей с психическими отклонениями «Глас Тамас».

Тамас – это гуна или качество материальной природы в индуизме, воплощающая тьму, невежество и безумие. «Данные работы – это необыкновенные продукты больного разума, грязный абстракционизм, неоднозначный символизм», – читаю в анонсе.А всё началось с того, что пациент областной психбольницы имени В.А.

Копосова Дмитрий взялся за кисть и пристрастил к этому делу других больных.

Ему 27 лет. Рисовать он стал в прошлом году. Большую часть работ сделал, когда лечился в больнице. О том, как он там очутился, молодой человек не говорит, зато рассказывает подробно о творчестве.

Выставка «Глас Тамас»

– В больнице сначала все меня принимали за батюшку, у меня же длинные волосы и борода. А потом один пациент спросил: «Ты часом не художник?» Ну, я сказал, что художник, – вспоминает Дмитрий. – До этого у меня уже было несколько экспериментальных работ.

У этого пациента оказались краски. В больнице он написал сказку и хотел найти иллюстратора. Дмитрий приступил к работе.

Картины пациентов психбольницы

– Бывает и облегчение, и чувство дискомфорта, когда работа сопротивляется. Нужно это побороть, перепрыгнуть через собственную тошноту, которая иногда возникает, и только тогда работа получает энергетическую насыщенность, – объясняет художник. Также он признаётся, что занятие искусством помогает ему снять сексуальное напряжение.

Месяца через три или четыре Дмитрию пришла в голову мысль учить рисовать других пациентов. Медики дали зелёный свет.

Один из авторов считал себя «президентом преисподней» и создавал новые миры, другой – взрослый больной, внутренний возраст которого не превышает пяти лет, третий – молодой мужчина, который разрабатывал на тетрадном листе трудовой лагерь и другие.

Когда Дмитрия выпустили из больницы, он позвонил в галерею и договорился о выставке. На суд публике были представлены полсотни картин. Дмитрий считает, что эта арт-терапия принесла многим заметное улучшение:

– Привезли парнишку, днём он лежал молча, ни на что не реагировал, а по ночам кричал. Потом стал немного ходить, но молчал, никто его не мог разговорить: ни врачи, ни пациенты. Бормотал себе что-то под нос. Однажды он увидел, что мы рисуем – застыл.

Я это заметил, усадил за бумагу, – говорит организатор выставки. – Он взял кисть и начать писать какие-то бессвязные слова по-английски, очень увлечённо этим занимался. А через несколько дней стал разговаривать, его состояние улучшилось. Да и у других настроение поднималось.

Арт-терапия – действенная штука.

В «кащенко» вещает первое в россии радио душевнобольных

В небольшой комнате за столом с микрофонами сидят люди. Мужчины и женщины с серьёзными лицами. Радиоэфир уже длится около часа.– Есть нечто, на мой взгляд, более страшное, чем хаотичная радость или безудержный гнев. Это отсутствие всяких эмоций.

Вот это действительно приближает нас к преисподней.– Мне как-то завидовал один пациент, говорил, что у тебя хоть депрессия, хотя бы чувство переживания. А что делать, когда вообще пустота. Это самое страшное.– Есть же такое понятие, как амбивалентность.

Это тоже, кстати, тяжелая штука.

Это радио называется «Зазеркалье», а его ведущие вещают прямо из корпуса психбольницы №1 имени Н.А. Алексеева, больше известной как Кащенко.

Эфир на радио «Зазеркалье»

Создать радиостанцию руководству психбольницы предложила студентка журфака МГУ Татьяна Щербакова. В Барселоне она побывала на радио, которое делалось силами пациентов.

В Москве восприняли идею на ура. С 2015 года «Зазеркалье» стало вещать в прямом эфире.

Татьяна вскоре уехала, но успела привлечь к этому делу свою подругу Дарью Благову, тогда третьекурсницу журфака, которая и стала главным редактором «Зазеркалья».

Сегодня на радио восемь человек – половина участников. Из пришедших на эфир трое, включая Дарью Благову, – без справки. Кто-то отсутствует по медицинским причинам.

Раньше Даниил был журналистом, писал про IТ и гаджеты. А потом болезнь усилилась. Со временем на то чтобы преодолеть усталость, стали уходить все силы. Появлялись всё новые и новые симптомы. В какой-то момент жизнь превратилась в ад.

Пришлось искать помощи. Даниил попал на радио в 2015 году и признаётся, что ожидал увидеть на «Зазеркалье» совершенно другую картину:

– Я думал, это какой-то кружок, чисто в виде терапии. Знаете, когда все сидят рисуют, общаются или разыгрывают театральную постановку. И там обычно по людям видно, что с ними что-то не так. А тут гляжу, сидят на лавочке стильные, жизнерадостные и абсолютно нормальные с виду ребята.

У «Зазеркалья» много разных рубрик. Здесь говорят об истории, поэзии, философии, мистике, музыке, архитектуре, любви, отдыхе, проблемах семьи, обсуждают и Маяковского, и рэпера Face.Обсуждают обстоятельно, сразу заметно, что ведущие готовятся к эфиру. А ещё видно, что стараются говорить о том, что интересует их самих. Поэтому часть передач так или иначе касается психиатрии.

Гостями студии и героями интервью становятся разные люди. Среди них уже были Андрей Макаревич, Макс Покровский, Андрей Бильжо, Антон Черняк-Шило, солист «Кровостока». Правда, ведущие стараются не вещать на политические и религиозные темы, чтобы избежать конфликтов и споров.

– Гостям приходится туговато. Того же Бильжо они периодически сажали в галошу. Он не только писатель и карикатурист, но и психиатр, кандидат медицинских наук. Их познания были достаточно глубоки и ему пришлось работать в полную силу, – объясняет руководитель реабилитационного отделения психиатрической больницы Аркадий Шмилович.

В основном радиоведущие имеют высшее образование и профессию. Средний возраст — немного за 30. Архитекторы, журналисты, филологи, психологи, рекламщики. Некоторые из них заболели в молодом трудоспособном возрасте.Работники больницы считают, что работа на радио даёт пациентам лечебный эффект.– Это дисциплинирует.

Всё-таки регулярная деятельность в отсутствие работы и постоянной активности. Часто мне не хочется ни с кем общаться, вести социальную жизнь, а сюда прихожу и переключаюсь, – объясняет Даниил.– У меня тоже бывает, что с утра как-то не очень, а после эфира становится лучше, – добавляет Ася, похожая на учительницу.

Перед планёркой в соседней аудитории она музицировала на фортепиано. На радио девушка, филолог по образованию, отвечает за литературную страницу.

Ведущие «Зазеркалья» уверены, что со временем проект может перерасти в серьёзный медиа-ресурс, ведущий просветительскую деятельность, рассказывающий о том, что душевнобольные люди такие же, как и все остальные, и им есть, что поведать миру.– В детстве всех пугали шизофренией, Кащенко, и прочими вещами, – продолжает Даниил.

– Стереотипов много, понимания мало, говорить о расстройствах в России начали сравнительно недавно. Чтобы что-то изменилось, нужно много лет просветительской работы. Вот этим мы на радио и занимаемся. Хотим рассказать о том, что нас волнует, что мы такие же, как и все, что радио «Зазеркалье» – это нормально.

Источник: http://schi.media/2018/09/11/psycho/

Психиатрическая больница — нужно ли бояться госпитализации?

Психологи как пациенты психиатрических больниц

» Публикации » Психология и психотерапия » Психиатрическая больница — нужно ли бояться госпитализации?

К психиатрическим стационарам обычно отношение настороженно-брезгливое. И страшно, и интересно, и немного стыдно за свои эмоции.

Бытует мнение, что пациенты там в основном опасные или явно сумасшедшие, а госпитализация в это учреждение ставит некое клеймо и закрывает путь к обычной жизни. Но это не совсем верно.

Какие же состояния приводят человека в психиатрическую больницу? Как попадают туда пациенты, чем это все может для них завершиться?

Устройство психиатрической больницы

В принципе это специализированное медицинское учреждение мало чем отличается от стационаров другого профиля. В нем есть лечебные и диагностические отделения, приемный покой, администрация и бухгалтерия, а также технические службы. Территория психиатрической больницы обычно достаточно обширна и огорожена. На ней нередко располагаются небольшие храмы, реабилитационные центры, мастерские.

Для прогулок пациентов могут быть дворики при каждом отделении. Но сейчас стараются использовать как можно меньше мер ограничения свободы даже в таком специфическом стационаре. Поэтому во многих психиатрических больницах проходящие лечение люди могут гулять по всей территории, общаться друг с другом, играть в подвижные командные игры или нежиться под солнышком с настольными играми.

Кроме того, здесь есть архив для многолетнего хранения историй болезни выписанных пациентов. В крупных городах, имеющих медицинские ВУЗы, на территории больницы обычно располагается и кафедра психиатрии. Ее сотрудники могут привлекаться к консультированию, а студенты с согласия самих пациентов обычно проводят с ними беседы.

Что тут делают и как проходит госпитализация?

Психиатрическая больница – это место, где люди с определенными расстройствами проходят обследование и получают необходимую терапию. Госпитализация в такой стационар не является средством наказания за что-либо или методом принуждения. Нет-нет, здесь в первую очередь оказывают помощь, лечат и проводят реабилитацию!

Попасть в такой стационар человек может по направлению из диспансера (или психиатрического кабинета), по Скорой помощи, при переводе из другой больницы или в случае самостоятельного обращения.

Каждый госпитализированный имеет определенные права и обязанности. Они подробно описаны в специальном документе.

Это Закон о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании, утвержденный в 1992 году и имеющий дополнительные комментарии. Там же детально рассказывается о порядке оказания специализированной помощи людям в разных ситуациях.

И весь персонал больницы при своей работе должен соблюдать эти правила. В некоторых случаях для принятия решения требуется обращение в суд.

Госпитализация человека в психиатрический стационар согласно Закону осуществляется с согласия пациента или недобровольно. Если человек не желает лечиться или в силу каких-то причин не может осознанно выражать свое мнение, решение о его стационарном лечении принимает суд. Вот что для этого делается:

  1. в течение первых суток врачебная комиссия оценивает состояние пациента;
  2. принимается решение либо о немедленной выписке госпитализированного, либо о подаче комиссией аргументированного заявления в суд;
  3. в течение 3 суток после момента госпитализации проводится заседание, для этого на территорию больницы выезжают судья, прокурор, адвокат и секретарь;
  4. согласно постановлению суда пациент либо выписывается в тот же день, либо начинает проходить лечение на недобровольной основе до улучшения своего состояния.

Если человек поступил в больницу недобровольно, то до решения суда ему можно оказывать только неотложную помощь, основываясь на его психическом и соматическом состоянии. А потом лечащий врач делает необходимые назначения – проводится обследование, применяются различные лекарства и немедикаментозные меры воздействия. Большинство пациентов после улучшения состояния выписываются.

Какие состояния приводят в психиатрическую больницу?

Конечно, все знают, что шизофрению лечат психиатры. Но ведь у пациентов этого учреждения круг возможных диагнозов гораздо шире.

Это могут быть депрессии, анорексия, реакции на стресс, изменения состояния на фоне интоксикаций и эпилепсии, нарушения социализации при расстройствах личности, различные виды слабоумия и многое-многое другое.

Даже неврологические, соматические и инфекционные болезни нередко вызывают временное изменение сознания и поведения. Ведь головной мозг – очень чуткая и тонко организованная структура, которая может дать сбой в виде психического расстройства при воздействии многих факторов.

У врачей нет цели «залечить» человека. Психиатры проводят тонкую диагностику и индивидуально подбирают необходимую терапию. Не всегда это можно сделать амбулаторно.

Поэтому и существуют психиатрические больницы, которые многие люди незаслуженно клеймят или боятся. А это просто особый стационар, где лечатся люди с самыми разными состояниями.

Не надо прятать голову в песок, если врач рекомендует госпитализацию в такое учреждение. Лучше вовремя получить необходимую квалифицированную помощь.

Источник: http://www.mosmedic.com/psihiatricheskaya-bolnica-nuzhno-li-boyatsya-gospitalizacii.html

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.