Осознавание в Гештальт-Терапии

Как вернуть себе себя настоящего?

Осознавание в Гештальт-Терапии

А сейчас мы будем приоткрывать для вас секреты кухни работы психотерапевта. Конечно, процесс психотерапии целостен и далеко не всегда поддаётся препарированию, но всё же некоторые принципы, которые «работают» с невротическими расстройствами, рассмотреть можно.

Гештальт-терапия очень успешно справляется с неврозами. Большинство техник направлены на постепенное прохождение слоёв невроза к аутентичному существованию.

Цель гештальт-терапии состоит в том, чтобы:

  • снять блокирование и стимулировать развитие;
  • создать цель и внутренний источник опоры;
  • создать контакт с собой и с окружением;
  • обогащать осознавание установок и способов поведения прошлого и настоящего;
  • развить готовность клиента к принятию решений и действий, т.е. достичь эмоционального и интеллектуального прояснения, приводящего к интеграции личности.

Для справки:

Невротическая личность: опирается на среду, ищет поддержку окружающего мира, манипулирует другими для удовлетворения своих потребностей. Такие люди не способны (или не желают) рисковать, надолго берут на себя защитную роль «беспомощного», «маленького» или «дурачка».

Зрелая личность: ищет источники поддержки в самой себе, уверенно идет по пути удовлетворения своих потребностей (формирование гештальта), адекватный процесс контактов со средой и отходов.

Зрелость наступает, когда человек мобилизует свои ресурсы для преодоления фрустрации и страха, возникающих из-за отсутствия поддержки со стороны окружающих. Если личность всё же не может воспользоваться поддержкой окружающих или найти опору в себе самой, то такая ситуация называется тупиковой. Зрелость состоит в умении рисковать, чтобы выбраться из тупика.

Отец гештальт-терапии Фредерик Перлз считал, что невроз состоит из 5 уровней (слоев), через которые должен проходить процесс терапии на пути к зрелости, принятию ответственности за самого себя, открытию клиентом своей истинной индивидуальности.

Первый уровень – уровень «фальшивых отношений», клише, игр и ролей. Человек стремится стать тем, кем он нафантазировал себя в детстве или интроецировал послания близких людей и общества, а не самим собой.

Второй уровень – фобический, искусственный. Человек начинает осознавать своё «фальшивое» поведение, но боится быть тем, кем он является. Ему страшно, что общество осудит его.

Третий уровень – тупик, безвыходное положение. Человек переживает чувство потерянности и пустоты, так как уже не играет несвойственные ему роли, не притворяется перед самим собой и другими. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать собственные ресурсы.

Четвертый уровень – внутренний взрыв. После перехода через тупик, человек может испытывать страх смерти или даже чувствовать, что умирает, возникает чувство большого напряжения и оцепенения, появляется убеждение, что вот-вот должно случиться что-то страшное.

Пятый уровень – внешний взрыв. Тут происходит рождение аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Глубокое и интенсивное эмоциональное переживание приносит облегчение и возвращает эмоциональное равновесие.

При неврозе человек не может удовлетворить свои потребности, достичь целей, делает то, что ему неполезно и не делает то, что ему важно. Процесс саморегуляции у него неэффективен.

При работе с неврозами терапевт создает условия эксперимента, в которых пациент сам находит, что для него полезно, что вредно. Это одна из важных отличительных черт подхода.

Гештальт-терапевт предлагает пациенту разнообразные игры и упражнения, которые способствуют более непосредственной конфронтации со значимым содержанием и переживаниями, а также предоставляет возможность экспериментирования с самим собой и другими участниками группы. В процессе игр пациенты «примеряют» различные роли, входят в разные образы, отождествляются со значимыми чувствами и переживаниями, отчужденными частями личности и интроектами.

Принцип «Очистка луковицы», которым можно резюмировать вышесказанное.

Клиент постепенно освобождается от невроза, психологических, эмоциональных проблем. С помощью вопросов терапевта и ответов клиента, проблема одна за другой, выступая в виде «Фигур», постепенно убирается в «Фон».

Конечная цель терапии в том, чтобы клиент обрел способность самостоятельно справляться со своими психологическими проблемами и не зависел от гештальт-терапевта.

Все подходы и техники гештальт-терапии можно разделить на три группы:

  • сдерживающие (развивают осознанность, предотвращая привычный чувственный опыт);
  • экспрессивные (развивают осознанность с помощью преувеличенного выражения);
  • интегративные (объединяют части личности, отчуждённые вследствие внутреннего конфликта).

Охватить все техники гештальт-терапии не является нашей задачей, но обрисовать наиболее яркие, которые будет использовать терапевт в процессе работы с невротизацией у клиента, всё же представляется возможным.

Гештальт не любит повествовательности.

Абстрактные рассуждения любого уровня, будь-то глубочайшие экзистенциональные размышления, анализ политической ситуации в стране или беседа о погоде, уводят человека от Его актуальных переживаний и потребностей, которые обязательно стоят за каждой отвлечённой беседой. «Чего ты избегаешь сейчас?», «Скажи об этом прямо» – будет предлагать вам ваш психотерапевт.

Постепенно клиенты отказываются от привычных оценок и интерпретаций. За ними, как правило, стоит старый, изживший себя опыт. Задача же совместной с терапевтом работы – перевести самоощущение клиента до уровня простых, переживаемых на телесном уровне феноменов.

Это делается для того, чтобы воссоединить клиента с собственной эмоциональной энергией и максимально правдиво отразить восприятие текущей ситуации.

Вот почему большинство психологов поощряют «Я-язык» (когда любые послания, адресованные другим людям трансформируются в «я-сообщения», которые показывают лишь то, как всё происходящее отражается в личном восприятии клиента). Это помогает присвоить личную ответственность за происходящее в жизни.

Акцент и фокусирование на настоящем моменте, техника «здесь-и-сейчас».

Это отличительная особенность гештальт-терапии, которая утверждает, что любой травмирующий опыт прошлого, если он актуален, при определённых условиях, начинает «жить» и разворачиваться в настоящем моменте.

И лишь в настоящем моменте появляется шанс решить незавершённые задачи прошлого. «Что с тобой сейчас?», «Что ты чувствуешь?» – неслучайно излюбленные вопросы гештальт-терапевтов.

Если сказать по-простому, то гештальт-терапевт в процессе взаимодействия с ним клиента занимается единственной работой – поддерживает одни формы поведения и останавливает другие. Осознавание, чувствование, опора на себя, экспериментирование и диалог – приветствуются, привычные формы поведения, поиск опоры вовне – не поддерживаются.

Подход гештальт-терапии «Челночное движение». Он заключается в поэтапном переживании клиентом события с возвратом (если нужно) от следующего этапа к предыдущему. Переживание проходит в стиле «психодрамы», т.е. клиент визуализирует травматическую ситуацию и проживает ее, тем самым завершая «незаконченную ситуацию».

Диалог между частями собственной личности. Игра или упражнение используется при явном разделении личности на отдельные фрагменты. Психотерапевт предлагает пациенту провести диалог между разными частями личности – сильной и слабой, умной и глупой.

Это может быть диалог и с собственным чувством (например, с тревогой, страхом), и с отдельными частями или органами собственного тела, и с воображаемым значимым для пациента человеком. Часто для этого используется пресловутая техника «пустого стула».

Отождествление с частями тела, симптомом – это та игра (или упражнение), которая позволяет «включить» в личность те аспекты, за которые человек не принимает ответственности и, соответственно, теряет всякое управление над ними.

Совершение кругов. Клиенту предлагается пройти по кругу и обратиться к каждому участнику с волнующим его вопросом, например, выяснить, как его оценивают другие, что о нем думают или выразить собственные чувства по отношению к членам группы.

Незаконченное дело. Клиенту предлагается высказать свои чувства воображаемому собеседнику или обратиться непосредственно к тому участнику психотерапевтической группы, который имеет отношение к незавершённой ситуации.

Определение проекций. Клиенту предлагается «разыграть проекцию», т. е. примерить на самого себя то чувство или черту характера, которую он приписывает другому. Постепенно входя в роль, человек раскрывает себя, при этом может произойти интеграция прежде отвергаемых сторон личности.

Нахождение противоположного. Клиенту предлагается, к примеру, разыграть роль, противоположную той, которую он демонстрирует в группе. Такой прием позволяет достичь более полного соприкосновения с теми сторонами своей личности, которые прежде были скрыты, восстановить более полное восприятие ситуации и способность осознанного выбора реакций и проявлений.

Упражнения на воображение. Иллюстрируют процесс проекции и помогают участникам группы идентифицироваться с отвергаемыми аспектами личности. Среди таких упражнений наиболее популярна игра «Старый заброшенный магазин».

Пациенту предлагают представить себя предметом в старом заброшенном магазине, описать свои чувства, ответить на вопрос, почему он оставлен в магазине, на что похоже его существование в качестве этого предмета.

Идентифицируясь с предметами, пациенты проецируют на них какие-то свои личностные аспекты.

Отождествление с образами сновидений. Если возникает такой запрос, то гештальт-терапевт работает и со сновидениями. Перлз считал, что сновидения – это попытка завершения того, что не полностью выражено в жизни человека.

Поэтому выделяются наиболее эмоционально заряженные образы в сновидении, и клиенту предлагается побыть этими элементами сна: говорить, двигаться, взаимодействовать от их имени. А следующим этапом может быть разыгрывание своеобразного взаимодействия между элементами сна.

И в завершение гештальт-терапевт может попытаться установить мостик «На что это похоже в вашей жизни?».

«Я принимаю ответственность». После заявления клиент должен добавлять: «И я принимаю ответственность за это».

В гештальт-подходе существует бесконечное количество техник и упражнений. Так как направление поощряет творчество и спонтанность, многие из них могут быть придуманы прямо во время прохождения клиентами групповой или индивидуальной терапии. Эффективность применения той или иной техники во многом определяет личность самого клиента, его восприятие, интеллект и т.д.

Можно ли это всё проделывать себе самому? Что-то можно, но сложно. Большинство деформаций личности происходит в близких отношениях, именно поэтому лучшее место для исцеления – это тоже отношения.

Цель гештальт-терапии больше, чем решение личных проблем, она меняет весь стиль жизни клиента, и к этому нужно быть готовыми. Вот поэтому лучше, конечно же, обратиться к профессионалу, который сопроводит вас в этом нелёгком, но интересном пути.

Автор Натали Соколан

Помогите проекту — поделитесь статьей в соц.сетях! Спасибо! 🙂

Источник: https://psychologies.today/kak-vernut-sebe-sebya-nastoyashhego/

Введение в гештальт-терапию. Часть 1: Обзор и основные понятия

Осознавание в Гештальт-Терапии

Мы начинаем публикацию статьи Гари Йонтефа «Введение в гештальт-терапию», переведённую на русский язык специально для нашего журнала с разрешения автора. В статье описывается экзистенциально-личностный диапазон гештальт-подхода. — ЭК

Настоящая вводная статья приведена в книге «Осознавание, диалог и процесс» (Awareness, Dialogue, and Process), опубликованной издательством «The Gestalt Journal Press» в 1993 году.

Обзор

Гештальт-терапия является экзистенциально-феноменологическим подходом к психотерапии, основанным Фредериком (Фрицем) и Лаурой Перлз в 1940-е.

В гештальт-терапии производится обучение психотерапевтов и клиентов феноменологическому методу осознавания, в котором восприятие, чувствование и действия отличаются от интерпретирования и перетасовывания предсуществующих установок.

Объяснения и интерпретации считаются менее надёжными, чем то, что переживается и ощущается напрямую. Клиенты и психотерапевты в гештальт-терапии находятся в диалоге, то есть они сообщают друг другу свои феноменологические перспективы.

Различия в перспективах становятся сосредоточием экспериментирования и продолжающегося диалога. Цель состоит в том, чтобы клиенты осознавали, что они делают, как они это делают и как они могут измениться, и в то же время — научиться принимать и ценить самих себя.

Гештальт-терапия больше фокусируется на процессе (том, что происходит), чем на содержании (том, что обсуждается). Акцент делается на том, что делается, мыслится и ощущается в настоящем мгновении, а не на том, что было, могло бы быть или должно было бы быть.

Феноменологическая перспектива

Феноменология — это дисциплина, помогающая людям отстраниться от своего обычного способа мышления, чтобы они смогли проводить различия между тем, что в действительности воспринимается и переживается в разворачивающейся ситуации, и тем, что является остаточным вкраплением из прошлого (Idhe, 1977).

В гештальт-исследовании уважается, используется и проясняется непосредственное «наивное» восприятие, «неиспорченное заученными реакциями» (Wertheimer, 1945, p. 331). Гештальт-терапия относится к тому, что «субъективно» ощущается, а также «объективно» наблюдается, в настоящем как к реальным и важным данным.

Это контрастирует с подходами, которые относятся к переживаниям клиента как «только лишь видимости» и используют интерпретацию для нахождения «настоящего смысла» происходящего.

Одного лишь осознавания (без систематического исследования) недостаточно для формирования озарения. Нужно научиться осознаванию самого сознавания как такового

Цель феноменологического гештальт-исследования состоит в осознавании, или озарении.

«Озарение, или инсайт, — это моделирование поля восприятия таким образом, который выводит на передний план значимые реалии; это формирование гештальта, в котором значимые факторы собираются на своих местах в связи с целым» (Heidbreder, 1933, p. 355). В гештальт-терапии озарение — это чёткое понимание структуры исследуемой ситуации.

Одного лишь осознавания (без систематического исследования), как правило, недостаточно для формирования озарения. Как следствие, гештальт-терапия прибегает к сфокусированному осознаванию и экспериментированию для достижения озарения.

То, как человек приходит к осознаванию, играет основополагающую роль в любом феноменологическом исследовании. Феноменолог изучает не только индивидуальное сознавание, но и сам процесс осознавания как таковой. Клиенту требуется научиться осознаванию самого сознавания как такового.

В гештальт-терапии особенно значимо то, как психотерапевт и клиент переживают свою взаимосвязь и какой опыт в ней получают (Yontef, 1976, 1982, 1983).

Перспектива теории поля

Теория поля является научным мировоззрением, лежащем в основе феноменологической перспективы гештальт-подхода.

Теория поля — это метод исследования, описывающий всё поле в целом, частью которого является настоящее событие, вместо того чтобы анализировать события с точки зрения класса, которому оно принадлежит по своей «природе» (как в аристотелевском подходе к классифицированию явлений), или с точки зрения однолинейной, исторической и причинно-следственной последовательности (как в ньютоновской механике).

Поле есть целое, в котором все части находятся в непосредственной взаимосвязи и откликаются друг на друга, причём каждая частица подвержена влиянию со стороны происходящего в другой точке поля. Поле заменяет собой идею дискретных и обособленных частиц. Человек в своём жизненном пространстве представляет собой подобное поле.

В теории поля ни одно действие не является обособленным

В теории поля ни одно действие не является обособленным. Иными словами, то, что оказывает воздействие, должно соприкоснуться с тем, на что влияет пространство и время. Гештальт-терапевты работают в «здесь и сейчас» и сохраняют чувствительность к тому, каким образом «здесь и сейчас» сохраняет остаточные впечатления прошлого, такие как поза тела, привычки и убеждения.

Феноменологическое поле определяется наблюдателем и имеет смысл лишь в том случае, когда вы знакомы с системой координат наблюдателя. Наблюдатель является необходимым условием, потому что-то, что человек видит, является в некотором смысле функцией того, как и когда он производит наблюдение.

Полевые подходы являются описательными, а не спекулятивными, интерпретативными или классифицирующими. Акцент делается на наблюдении, описании и раскрытии точной структуры того, что изучается.

В гештальт-терапии данные, недоступные прямому наблюдению со стороны психотерапевта, исследуются посредством феноменологического фокусирования, экспериментирования, самоотчётов со стороны участников и диалога (Yontef, 1982, 1983).

Экзистенциальная перспектива

Экзистенциализм основан на феноменологическом методе. Экзистенциальные феноменологи фокусируются на бытии людей, их взаимоотношениях, радостях и горестях жизни и т. д. в той форме, в какой они напрямую переживаются.

Большинство людей действуют в открыто не проявленном контексте конвенционального мышления, который затуманивает происходящее или препятствуют признанию того, каким является мир. Это в особенности справедливо для наших взаимоотношений в мире и тех выборов, которые мы делаем.

Самообман является основой неподлинности (или неаутентичности): жизнь, которая не основывается на вашей правде в этом мире, ведёт к ощущениям ужаса, вины и тревоги. Гештальт-терапия предлагает способ бытия в подлинности и ответственности за себя.

 Начиная осознавать происходящие процессы, человек обретает способность осмысленно выбирать и/или организовывать собственную жизнь. (Jacobs, 1978; Yontef, 1982, 1983).

Самообман является основой неподлинности (или неаутентичности): жизнь, которая не основывается на вашей правде в этом мире, ведёт к ощущениям ужаса, вины и тревоги

В экзистенциальном воззрении считается, что человек находится в непрекращающемся процессе пересотворения и раскрытия себя. Не существует какой-либо «человеческой природы», которую можно было бы открыть «раз и навсегда». Всегда есть новые горизонты, новые проблемы и новые возможности.

Диалог

Взаимоотношения между психотерапевтом и клиентом являются самым важным аспектом психотерапии. Экзистенциальный диалог представляет собой основополагающую часть гештальт-терапевтической методологии и проявление экзистенциальной перспективы на отношения.

Отношения растут в контакте. Через контакт друг с другом люди развиваются и формируют свои личностные идентификации. Контакт — это переживание границы между «мной» и «не-мной».

Это переживание взаимодействия с «не-мной», поддерживаемое вместе с сохранением самоидентичности, отделённой от «не-меня». Мартин Бубер утверждает, что личность («я») имеет смысл только во взаимоотношениях с другими, в диалоге «Я – Ты» или в манипулятивном контакте «Я – Оно».

Гештальт-терапевты предпочитают работать с переживаниями клиента непосредственно в диалоге, а не манипулировать им («Я – Оно»).

Гештальт-терапия помогает клиентам развивать собственные средства поддержки желаемого контакта или ухода от него (L. Perls, 1976, 1978).

Под средствами поддержки понимается всё, что позволяет обеспечить контакт или уход от него: энергия, телесная поддержка, дыхание, информация, забота о других, язык и т. д. Средства поддержки мобилизуют ресурсы для контакта или ухода от контакта.

Например, чтобы поддержать уровень возбуждения, необходимые для контакта с другим, нужно сделать вдох, чтобы получить достаточно кислорода.

Гештальт-терапевты в своей работе способствуют развитию и поддержанию диалога, а не манипулируют клиентом в целях достижения какой-то терапевтической цели.

Такой контакт характеризуется искренней заботой, теплом, принятием и поддержкой, а также ответственностью за себя и свои действия.

Когда психотерапевты ведут клиентов к какой-то цели, те не имеют возможности взять на себя ответственность за своё развитие и поддержку самих себя.

Диалог основывается на переживании других людей такими, какими они на самом деле являются, и как в совместном разделении феноменологического осознавания они проявляют своё истинное «я», . Гештальт-терапевт говорит, что он или она имеет в виду, и поощряет клиента к тому, чтобы он делал то же самое. Диалог в гештальте является воплощением подлинности и ответственности.

Терапевтические взаимоотношения в гештальт-терапии подчёркивают четыре характеристики диалога:

  1. Включённость. Это настолько полное погружение, насколько возможно, в переживание другого без осуждения, анализирования или интерпретаций с одновременным сохранением ощущения своего отдельного и автономного присутствия. Это экзистенциальное и межличностное приложение принципа феноменологического доверия к непосредственному опыту. Включение создаёт безопасную среду для феноменологической работы клиента и — посредством сообщения клиенту появившегося понимания его опыта — помогает обострить самоосознавание клиента.
  2. Присутствие. Гештальт-терапевт выражает свои переживания своему клиенту. Регулярно, осторожно и рассудительно он выражает свои наблюдения, предпочтения, чувства, личный опыт и мысли. Таким образом, психотерапевт делится с клиентом своей перспективой путём демонстрирования феноменологического самоотчёта, что помогает клиенту лучше понять принцип доверия непосредственному переживанию и использования его для повышения осознавания. Если психотерапевт опирается на теоретическую интерпретацию, а не свой личный опыт, он ведёт клиента к тому, чтобы тот опирался на феномены, не находящиеся в его собственном непосредственном опыте, в качестве инструмента повышения осознавания. В гештальт-терапии психотерапевт не использует присутствие для того, чтобы через манипуляции подвести клиента к тому, чтобы тот подчинился предзаданным извне целям. Вместо этого терапевт способствует тому, чтобы клиенты поддерживали себя самостоятельно.
  3. Приверженность диалогу. Контакт — это нечто большее, чем просто то, что два человека делают друг с другом. Контакт есть нечто происходящее между людьми, нечто возникающее из взаимодействия между ними. Гештальт-терапевт смиренно отдаётся этому межличностному процессу. Он позволяет контакту произойти, а не манипулятивно создаёт контакт, контролируя результат.
  4. Диалог проживается. Диалог есть нечто делаемое, а не обсуждаемое. «Проживание диалога» подчёркивает радость и непосредственность делания. Форма диалога может найти выражение в танце, песнях, словах или любой другой модальности, выражающей и перемещающей энергию между участниками или от одного из них к другому. Важным вкладом гештальт-терапии в феноменологическое экспериментирование является расширение параметров исследования через раскрытие невербальных проявлений опыта. Однако взаимодействие в гештальт-терапии ограничивается этическими принципами, уместностью, терапевтической задачей и так далее.

Читать вторую часть

Примечания

Источник: http://eroskosmos.org/gestalt-therapy-an-introduction-part-1/

Гештальт-терапия | База знаний | PSYWEB

Осознавание в Гештальт-Терапии

Гешта́льт-терапи́я (от нем. Gestalt — здесь «целостный образ») — гуманистическое направление в психотерапии, основанное на экспериментально-феноменологическом и экзистенциальном подходах. Зародилось в 1950-х годах и получило большое распространение, начиная с 1960-х.

В отличие от психоанализа, гештальт-терапевт не занимается интерпретацией бессознательного пациента, а помогает клиенту развить самоосознавание, и играет роль не пассивного стороннего наблюдателя, как психоаналитик, а активного участника, раскрываясь, взаимодействуя с пациентом как личность с личностью, как это предполагает гуманистический подход.

Гештальт-терапия не является прикладным приложением гештальтпсихологии, хотя и вобрала в себя некоторые идеи последней.

Основные концепции и процесс терапии

Основной подход гештальт-терапии называется экспериментально-феноменологическим: в ходе терапии пациенту предлагается ставить эксперименты и наблюдать выявляемые в ходе экспериментов феномены.

В качестве эксперимента пациенту может быть предложено, например, рассказать о каком-то событии своей жизни, о какой-то своей проблеме, просто поговорить на произвольную тему или представить и описать некую гипотетическую ситуацию, и как бы пациент в ней себя повёл.

 Также в качестве эксперимента часто применяется монодрама (ещё называемая «метод пустого стула»): пациенту предлагается представить, что на пустом стуле рядом сидит какой-то важный для него человек (или он сам), и начать разговаривать с ним (с собой) вслух.

Терапевт может вмешиваться в ход эксперимента: направлять его, задавать вопросы, акцентировать на чем-то внимание. Продолжительность эксперимента заранее не устанавливается.

Перед началом терапевт инструктирует пациента внимательно наблюдать за собой в ходе эксперимента и фиксировать феномены.

В качестве феноменов могут выступать: эмоции, изменения в голосе (повышение и понижение тона, дрожание, запинки), мимика, поза, жесты, время реакции, появление разных ощущений в теле (напряжение, жар, холод, «мурашки») и т. д.

Как феномены рассматриваются только явления, наблюдаемые непосредственно во время эксперимента, даже если эксперимент посвящён событиям прошлого.

Это отражает важный принцип гештальт-терапии — принцип «здесь и сейчас», в соответствии с которым работа должна проводиться только над имеющимися в данный момент чувствами и мыслями (включая чувства и мысли по поводу прошлых событий), а не теми, что были в момент прошедших событий.

Учась фиксировать в себе феномены, пациент развивает в себе осознавание — ключевое понятие гештальт-терапии. Успех терапии в целом зависит от успешности развития этого навыка и обучения пациента применять этот навык в реальной жизни после окончания сеансов терапии.

После завершения эксперимента феномены обсуждаются с терапевтом. В ходе обсуждения затрагиваются темы потребностей и ожиданий пациента, обсуждается, как эти потребности и ожидания соотносятся с тем, что происходит на самом деле, что нужно от пациента другим людям, как соотносятся ожидания пациента и других людей.

Терапевт указывает на феномены, упущенные пациентом, на которые нужно обращать внимание при следующих экспериментах для улучшения осознавания.

 По канонам гуманистического подхода в гештальт-терапии, терапевт анализирует феномены совместно с пациентом на равных, избегая наставничества, доверяя суждениям пациента, при этом полностью вовлекаясь в процесс обсуждения, раскрываясь как личность, давая при необходимости личные оценки, рассказывая о собственном опыте и событиях своей жизни.

По этой причине личные качества терапевта имеют огромное значение в гештальт-терапии, большее, чем в психоанализе и поведенческой терапии. Между пациентом и терапевтом должен установиться диалог — ещё одно важное понятие гештальт-терапии.

Целью гештальт-терапии является создание и укрепление целостного образа (гештальта) личности пациента.

Посредством осознавания и самоанализа пациент должен выявить отвергаемые им части своей личности: отвергаемые эмоции, потребности, черты характера, мысли. Затем принять их, принять себя и тем самым восстановить целостность своей личности.

 Большое внимание при этом уделяется также развитию независимости личности — умению следовать своим собственным мечтам и потребностям, а не потребностям других людей.

История

Основные идеи гештальт-терапии были разработаны в 1940-50-х годах Фредериком (Фрицем) Перлзом, его женой Лаурой Перлз и Полом Гудменом.

Фриц Перлз, психоаналитик и убеждённый фрейдист, в какой-то момент начал пересматривать свои взгляды на психоанализ, и первые идеи гештальт-терапии можно рассматривать именно как ревизию психоанализа.

 Однако затем его идеи претерпели бурное развитие и быстро превратились в независимую систему психотерапии, вобрав в себя элементы гештальтпсихологии, экзистенциальной психологии, психодрамы и других популярных в 1940-х идей.

Совместно с Полом Гудменом (англ. Paul Goodman) и Ральфом Хефферлином (англ. Ralph Hefferline) в 1951 году Перлз пишет основополагающий труд «Гештальт-терапия: возбуждение и рост в человеческой личности» (англ.

 Gestalt Therapy: Excitement and Growth in the Human Personality).

В 1952 году Перлз переезжает в Нью-Йорк и вместе с «Семёркой» (кроме него, в «Семёрке» состояли Лаура Перлз, Изидор Фром, Пол Гудмен, Элиот Шапиро, Ричард Кицлер и Пол Вейс) учреждает Нью-Йоркский Гештальт-институт, штаб-квартира которого первоначально находилась в квартире Перлзов. Идеи гештальт-терапии быстро набирают популярность. В 1954 году был созданКливлендский институт гештальт-терапии, а к концу 50-х годов группы гештальт-терапии были организованы по всей Америке. В 60-х годах началось распространение гештальт-терапии в Европе.

По сравнению с ранними годами гештальт-терапия претерпела в ходе своего развития два важных изменения.

Во-первых, стала реже применяться групповая терапия, которую продвигал Фриц Перлз, на каком-то этапе вообще отказавшийся от индивидуальных сеансов, посчитав это устаревшей методикой. Во-вторых, отношение к пациенту стало более терпимым и сочувственным.

Вхождение в конфликт с пациентом, которое нередко применял сам Перлз, стало считаться крайне нежелательным, хотя в принципе остаётся допустимым в рамках гештальт-терапии.

Теория

Создатели гештальт-терапии считали это направление психотерапии абсолютно практическим и не подлежащим теоретическому изучению. У Фрица Перлза даже было понятие «слоновье дерьмо» — специально для обозначения теоретизирования.

Однако, с течением времени объём сведений и осмысление опыта гештальт-терапии потребовали теоретической систематизации и анализа. И тем и другим впервые занялся Пол Гудмен, именно ему мы обязаны первым построением кривой цикла-контакта и введением едва ли не большинства определений современной гештальт-терапии.

Изначально гештальт считался одним из трёх современных ему направлений экзистенциальной терапии, наряду с экзистенциальным анализом Л. Бинсвангера и логотерапией В. Франкла.

Базовая идея гештальта основана на способности психики к саморегуляции при единстве всех функций человеческого организма и психики (как одной из них) — холистичности, на способности организма творчески приспосабливаться к окружающей среде и на принципе ответственности человека за все свои действия, намерения и ожидания.

Основная роль терапевта заключается в том, чтобы фокусировать внимание клиента на осознавании (awareness) происходящего «здесь и сейчас» (а в интерпретации Ф. Перлза: «здесь и как»), ограничении попыток интерпретировать события, привлекать внимание к чувствам-индикаторам потребностей, собственной ответственности клиента как за реализацию, так и за запреты на реализацию потребностей.

Большой вклад в развитие методологии и теории гештальт-терапии внесли также Изидор Фром, Ирвин и Мариам Польстеры, Джозеф Зинкер, Джон Энрайт, Серж Гингер и другие.

Личность в теории гештальт-терапии рассматривается как непрерывно протекающий процесс взаимодействия организма со средой и с самим собою. В этом процессе выделяются три важные функции:

  • ID — совокупность всех телесных, аффективных и эмоциональных процессов;
  • Personality — совокупность процессов мнезиса;
  • Ego — функция выбора, принятия решения, включается только при наличии необходимости принятия решения.

С точки зрения Сержа Гингера всё, что происходит с человеком, есть события, происходящие на границе-контакт, то есть граница-контакт одновременно обеспечивает обособление человека от среды и она же одновременно обеспечивает возможность взаимодействия со средой.

Подход к сопротивлению в гештальт-терапии коренным образом отличается от подхода аналитических направлений.

 Гештальт рассматривает сопротивления как способы взаимодействия организма со средой, некогда имевшие высокую эффективность для взаимодействия, но здесь и сейчас либо неуместные, либо вообще единственно доступные клиенту как способы взаимодействия (например, для клиента-наркомана самым характерным способом взаимодействия будет конфлюэнция второго типа, вполне органичная при взаимодействии матери и младенца). В связи с этим сопротивления клиента, естественно демонстрируемые им в ходе взаимодействия с терапевтом, используются как основа эффективного поиска неосознаваемых клиентом потребностей.

Ещё одна функция терапии в гештальте — выведение клиента на осознавание своих истинных потребностей. (Например, молодая женщина, жена моряка, жалуется на избыточный вес. В ходе терапии выясняется, что она сильно полнеет, когда её муж в плавании.

Отмечается также привычка — в начале ночи она идёт к холодильнику и наедается «до отвала», после чего может спать. Ходом терапии клиентка выводится к осознаванию истинной телесной потребности ?— потребности в сексе, — «заедаемой» одинокими ночами.

Соответственно, она получает осознавание того, с чем именно ей надо решать проблему.

Ф. Перлз разрабатывал гештальт-терапию, опираясь на практику психоанализа, экзистенциализм, феноменологию, восточную философию, теорию поля и теорию гештальт-психологии. Концептуально гештальт-терапия неотделима от гуманистической и экзистенциальной психологии.

Однако, если прислушаться к Клаудио Наранхо, то можно узнать о других истоках и формах гештальт-терапии. Основные аспекты традиционной философии гештальт-терапии — аспекты осознанности, актуальности и ответственности. Цель и средство традиционной гештальт-терапии — «сознательное осознавание» (Ж. М. Робин, Энрайт, Ф.

Перлз, С. Гингер/Женжер). Ситуация проживается клиентом здесь-и-сейчас в присутствии сознания. Степень включённости именно сознания меняется динамически в связи с потребностью, интенсивностью переживаний и т. д. К. Наранхо придерживается иной точки зрения, выделяя актуальность.

 Одна из основных техник в терапии Наранхо — концентрация на настоящем, здесь и сейчас, что и составляет основу гештальт-терапии Наранхо.

Для того, чтобы выделить и отличить эту модальность, Наранхо вводит собственный термин —презентификация: «Как и в случае с мечтами и фантазиями о будущем, в гештальте существует свой подход и к прошлому, который я предложил называть презентификацией (восприятие прошлого с точки зрения настоящего).

Посредством обыгрывания клиент снова ставит себя в ситуацию, воспоминания о которой преследуют его, и управляется с ней, как если бы она была в настоящем». Существуют, по крайней мере, два пути, в которых концентрация на настоящем отражена техническим репертуаром гештальт-терапии Наранхо.

Один — откровенная просьба к клиенту следовать его намерениям: здесь выражается то, что выходит в его теперешнее поле сознания. Чаще всего это сопровождается наставлением воздержаться от осмысливания во имя чистого самонаблюдения. Другой путь — презентификация прошлого или будущего (или фантазии в целом).

Необходимо отметить, что подходы К. Наранхо разделяются не всеми школами гештальт-терапевтов.

«Гештальт-молитва»

В 1969 году в своей книге Gestalt Therapy Verbatim Фриц Перлз публикует «гештальт-молитву» (англ. Gestalt prayer) — короткий текст из 56 английских слов, получивший в США и затем в мире широкую известность и вызвавший бурную реакцию, множество критических отзывов, переработок и подражаний.

 «Молитва» выражает важную для гештальт-терапии концепцию независимости личности и предлагает модель отношений между такими независимыми личностями. По мнению биографов Фрица Перлза — Дж. Гейнса и М.

Шепард — этот текст также являлся личным кредо Перлза, который никогда не стремился оправдать чьих-либо ожиданий, всегда делал только то, что считал нужным, и полагал, что отношения между двумя независимыми личностями могут носить только ограниченный и временный характер.

 За это последнее утверждение Перлз часто подвергался критике, но несомненно, что «гештальт-молитва» оказала огромное влияние на культуру 70-х. По мнению профессора Университета Миссури Роберта Долливера, это произошло во многом потому, что молитва попала «в струю 70-х» — десятилетия «Я», эпохи борьбы за свои права, отвержения многих традиционных «истин» и поиска новых форм взаимоотношений.

Текст молитвы:

Я делаю своё дело, и ты делаешь своё дело.

Я в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям,

И ты в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим.

Ты — это ты, и я — это я,

И если нам случилось найти друг друга — это прекрасно.

А если нет — этому нельзя помочь.

— Фриц Перлз, «Gestalt Therapy Verbatim», 1969 г.

* Последняя строка часто опускается при цитировании.

Источник: https://psyweb.global/database/knowledge/article-7-geshtalt-terapiya

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.